— Помилуйте… Документы по репрессиям 1939 — 1941 гг.

Тему “контрреволюционных организаций”, действовавших на территории бывшей Вилейской области, можно продолжить и дальше, но ограничимся ещё лишь рассказом о Городокской организации в составе Дороховича Андрея Леонтьевича, Ненартовича Владимира Антоновича, Квятковского Ивана Ивановича, Продухо Петра Петровича. На их счету реальное дело – организация контрреволюwионного выступления на базаревой площади м.Городок Радошковичского района 26 марта 1940 года. Но не будем голословными: обратимся к документу. Перед Вами – обвинительное заключение.

“УТВЕРЖДАЮ”
Нач. УНКВД по Вилейской обл.
Капитан Госбезопасности
(Соколов)
“ ” июня 1940г.

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По следственному делу № 56756 по
Обвинению: Дороховича Андрея
Леонтьевича, Ненартовича Влади-
мира Антоновича, Квятковского
Ивана Ивановича, Продухо Петра
Петровича по ст. 72 П “б” УК БССР.

25 апреля 1940 года Радошковичским РО НКВД арестованы Дорохович Андрей Леонтьевич, Ненартович Владимир Антонович, Квятковский Иван Иванович, Продухо Пётр Петрович.

Произведённым по делу расследованием установлено, что Дорохович Андрей Леонтьевич является инвалидом США, откуда до прихода Красной Армии на территорию Заподной Беларусии получал 60 долларов в месяц, имел 47 га земли, 4 лошади, 12 коров, эксплуатировал крестьян, состоял членом контрреволюционной организации “Кулка Рольничья”. Ненартович Владимир Антонович является сыном крупного землевладельца-эксплуататора. При установлении Советской власти на территории Западной Белорусии проводили контрреволюционную работу. 26 марта 1940 года на базаре М. Городок Радошковичского р-на работники Городокского сельпо у граждан, имеющие более 16 кг льна-волокна начали отбирать его и отправлять на базу Городокского сельпо. Контрреволюционные элементы Дорохович Андрей Леонтьевич, Ненартович Владимир Антонович, Продухо Пётр Петрович, Квятковский Иван Иванович использовали этот момент в провокационных целях для выступления против Советской власти. Дорохович, Ненартович, Продухо, Квятковский организовали вокруг себя спекулянтов и ходили по базарной площади м. Городка с криками бить евреев, спасать Россию, выступать против Советской власти.

На основании вышеизложенного:

ДОРОХОВИЧ Адрей Леонтьевич 1890 года рождения, по национальности белорус, уроженец д. Петровщина, Петровского с/совета Радошковичского р-на, житель д. Кулеши Прончейковского с/совета Радошковичского р-на, происхождение из крестьян, имеющих 10 га земли, 1 лошадь, 2 коровы, по.соц положению крестьянин, имеет 47 га земли, 2 лошади, 5 коров, грамотный, не судим.

НЕНАРТОВИЧ Владимир Антонович 1919 года рождения, по национальности белорус, уроженец и житель м. Городок Радошковичского р-на, по происхождению из крестьян, крупный землевладелец, имеет 40 га земли, 3 лошади, 7 коров, грамотный, б/п, не судим.

ПРОДУХО Пётр Петрович 1923 года рождения, по национальности белорус, уроженец и житель м. Городок Радошковичского р-на, по происхождению из крестьян, имевших 6 га земли, 1 лошадь, 2 коровы, по.соц положению крестьянин, вместе с отцом имеет 6,5 га земли, 1 лошадь, 2 коровы, грамотный, б/п, не судим.

КВЯТКОВСКИЙ Иван Иванович 1920 года рождения, по национальности белорус, уроженец и житель м. Городок Радошковичского р-на, по происхождению из крестьян, имевших 7 га земли, 1 корову, грамотный, б/п, не судим.

ОБВИНЯЮТСЯ

В том, что они являются активными участниками контрреволюционного выступления на базарной площади м. Городок Радошковичского р-на 26 марта 1940 года, призывали бить евреев и выступать против Советской власти, т.е. совершили преступления, предусмотренные ст. 72 п. б УК БССР.

Допрошенные в качестве обвиняемых Дорохович Андрей Леонтьевич, Ненартович Владимир Антонович, Продухо Пётр Петрович, Квятковский Иван Иванович виноватыми себя не признали, но изобличаются показаниями свидетелей Рудормана Лейбы Абрамовича, Изыгзона Абрама Ицковича, Шапиро Абрама Шаевича, Дыкштейна Вили Матусевича и до.

Следственное дело № 56756 по обвинению Дороховича Андрея Леонтьевича, Ненартовича Владимира Антоновича, Продухо Петра Петровича, Квятковского Ивана Ивановича считать законченным и направить на рассмотрение Особого Совещания при НКВД СССР.

Арестованных Дороховича Андрея Леонтьевича, Ненартовича Владимира Антоновича, Продухо Петра Петровича, Квятковского Ивана Ивановича с дальнейшим содержанием под стражей с сего числа перечислить за Особым Совещанием при НКВД СССР.

Обвинительное заключение составлено 21 июня 1940 года в г. Радошковичи.

Оперуполномоченный Радошковичского
Ро НКВД

/ШЕРШНЕВ/

Согласен: Нач. Радошковичского РО НКВД
Сержант госбезопасности

/ПУШИСТОВ/

Справка:

  1. Вещественных доказательств по делу нет.
  2. Арестованные Дорохович Андрей Леонтьевич, Ненартович Владимир Антонович, Продухо Пётр Петрович, Квятковский Иван Иванович с 25 апреля 1940 года содержатся под стражей в Молодечненской тюрьме № 933 гор. Молодечно.

    Оперуполномоченный Радошковичского
    Ро НКВД

    /ШЕРШНЕВ/

    Вот за такое “контрреволюционное выступление” его участники получили по 8 лет ИТЛ!

    “Преступление” и наказание несоизмеримы, потому так трогают письма родственников “контрреволюционеров” в их попытке достучаться в высокие инстанции, чтобы смягчить участь осужденных

    Из письма матери В.И. Ненартовича

    “Гражданину Прокурору по специ-
    альным делам Вилейской
    Облпрокуратуры
    От Ядвиги Ненартович, прож в м.
    Городок Радошковичского р-на Ви-
    лейской обл.

Сего дня получила от Вас письменное сообщение за № 3329 по делу сына моего Владимира Антоновича Ненартовича, в котором Вы сообщаете, что нет никаких оснований рассматривать дело сына, Гражданин прокурор! Прошу отпустить пару минут и поделитесь с моим горем, которое до гроба клонит меня в материнских мечтах о безвинно заключённом сыне. Кажется, не ошибаюсь и не ошибочно понимаю Вас Человеком, Отцом и Хозяином правды в поверенной Вам области, Вы как хранитель закона Советского Союза в силах и возможности подавить ложь всякую, и ту, на фундаменте которой мой сын остался заключённым. Я бедная чувствительная мать, происхожу из бедной семьи, оставшись с детства сиротой, служила у кулаков, битая, руганая, в голоде и нищете прошу Вас, и уверена, что Вы добрый Прокурор, хранитель правды и закона Советского Союза:

  1. Разрешите мне видеть Вас лично, рассказать и выяснить ложь, на основании которой сын мой остался арестован.
  2. Вызовите меня в Вашу канцелярию на день и время Вам свободное.
  3. О решении на сие заявление сообщите мне письменно.

    Я. Ненартович”

    У отца Петра Продухи горе и надежда вылились в стихи, которые хотя и не блещут высокохудожественными достоинствами, но проникнуты верой в помощь Великого, Могучего, Доброго, Родного отца и вождя – Сталина.

    “ВЕЛИКОМУ СТАЛИНУ

    Москва. Кремль

    Запад. Белорус. п/о Городок Ви-
    лейской области, Радошковичского р-на
    Продухо Пётр Михайлович, отец
    осужденного Продухо Петра
    Петровича

    У Маскве падчас сабрання,

    Ёсць шмат светак,

    Наш ацец, Вялікі Сталін,

    Сказаў, помню, гэтак:

    “Стукайце і вам адчыняць

    Прасіце і дасца,

    Як адно, так і другое,

    Верце, што удасца”.

    Я, сынок раллі і плуга

    Беларускай вёскі,

    За падставы просьбы стаўлю

    Сказу адгалоскі

    І на гэтай-та аснове

    Смела, як да таты,

    Пруся з просьбай аб сыне,

    Што папаў за каты.

    Просьба о помиловании

    9 октября 1940 г. на особом совещании сын мой Продухо Пётр Петрович, арестованный 25 апреля 1940 г. был осужден на восемь лет исправительно-трудовых лагерей и выслан на ст. Ерцево сев. Жел. Дор. Ящ. 233 / 17.

    Все мотивы, ставленные, как мною, так и осужденным сыном, не знаю на каком основании не были приняты следователем, и обвинение было вынесено только на основании показания лиц, донёсших на моего сына, сами были виноваты перед властью за свой противозаконный поступок, а именно: 26 марта 1940 г. на вольном рынке в м. Городок они, или их мужья, начали насильно отнимать лён у купивших, не стесняясь количеством, платя цены государственные. Такое отнимание льна производилось ещё в два предшествующие базарные дни. А в роковой день, приведя на базаре бунт и недовольство населения при отнятии льна, вызвали себе в помощь пожарную охрану. За этот поступок, могущий довести население до погрома, им грозил суд, и они сложили вину на моего шестнадцатилетнего сына, как на подстрекателя.

    Донос был сделан и на меня, будто-бы я участвовал в одном из противобольшевистских армий, но они не знали, что во время борьбы за власть я находился в германском плену, а возвратившись, служил на почте телеграфистом и считался мобилизованным, призыву в Красную Армию не подлежал. Представленными мною документами вопрос обо мне был исчерпан. А если бы мне не удалось в течении 20 лет сохранить свой пленный документ, правда была бы на стороне доносителей, и я был бы осужден. Это ещё больше доказывает ложность доносов.

    Сын мой родился 5 сентября 1932 г., от природы тихий и спокойный мальчик, никогда не вмешивающийся ни в какие авантюры, в чём представлено удостоверение в НКВД граждан м/совета. В польскую гимназию сын не был принят, ибо являлся сыном бедняка-белоруса, неблагонадёжного, учился за 100 км в г. Вильно в белорусской гимназии в 8 классе, а в последнее время в Новогрудской белорусской средней школе, где был выбран заведующим интернатом. Ввиду переходного времени почта ещё не принимала ни денег, ни посылок, и он в средине месяца марта приехал домой, желая экстерном окончить восьмилетку.

    Я, его отец, имея 4 десятины плохой песчаной земли, 1 коня и 1 корову, с трудом учил сына в городе и за науку в белоруской школе подвергался вечному преследованию польских властей.

    31/ XII. 1940 послал жалобу прокурору Союза с просьбою о пересмотре моего дела с опросом моих свидетелей или хотя всего местечка, но ответа не получил

    1/II. 1941 и 13/III того же года посылал просьбу Великому Сталину, но так же ответа ни на одно не получил, Что за причина, не знаю. Не получили в Москве моих просьб, или по другим причинам, но я не могу получить никакого ответа.

    Глубоко веря Вашим словам, сказанными на съезде в Москве: “Просите и будет дано», мы, родители, обращаемся к Вам, как к отцу народов всего мира. Вы только поймёте боль родителей, которые убеждены в невинности своего сына. А если бы даже этот в то время 16-летний ребёнок и был виновен, то он за этот год уже вполне наказан.

    Умоляющие и слёзно просим о помиловании, тем более, что он является единственным нашим ребёнком, а мы уже в преклонных летах и некому поддержать нас в старости.

    О Сталин, Великий, Могучий!

    Кто в мире сравнится с Тобой?

    Не страшны Тебе грозные тучи,

    Со всеми готовый на бой.

    Ты сила, ты мощь, Солнце ясно.

    Ты греешь в трескучий мороз.

    Где ты есть, там жить так прекрасно,

    Как будто сидишь среди роз.

    Где бедные мучаются, плачут,

    Без хлеба сидят, без работ.

    Пусть красные только прискачут,

    Всё будет дано без забот.

    Ты стонов и слёзок не носишь,

    Все муки, что зрело пшено.

    В мгновение ока покосишь,

    Тебе на то право дано.

    Премудрый наш Вождь всенародный,

    Ты всех угнетённых кумир,

    Далёким, чужим ты как родный,

    Тобою гордится весь мир.

    Весь мир пролетарский загнаный,

    Что в слёзках купался века,

    А ты залечил их все раны:

    Сильна твоя воля, рука!

    Вот к этой-то мощи всесильной

    Подряд третью просьбу пишу,

    Помиловать юношу-сына

    Сердечно и слёзно прошу.

    Вот года, как стучусь во все двери,

    К Великому третий разок.

    И все без ответа, хоть веры

    Там много, что сдвинет возок.

    Без сына я труп, я калека,

    Сын – сердце, надежда моя,

    Я выбился с сил за полвека,

    Помиловать так прошу я!…

    И буду просить, что есть силы,

    Пока с горя, слёз упаду,

    Иль выпущен будет сын милый,

    Иль сам я в тюрьму попаду.

    П. Продухо

    Е. Продухо”

    — Помилуйте… Документы по репрессиям 1939 — 1941 гг. в Вилейской области. Адамушко В.И., Иванова Н.В., ГАУ, 1992; стр 18 — 23


Комментарии:

Яндекс.Метрика